Для тех, кто хочет знать все о мировом финансовом рынке, рынке ценных бумаг, криптовалютах, участниках финансового рынка и его структуре.

Внезапно: Биткойн не так уж и волатилен — часть 5

0 5

Стоит отметить, мы зашли уже достаточно далеко, продвигаясь по нашему всеобъемлющему циклу статей, посвящённых Биткойну. Читать этот материал бессмысленно, если вы пропустили предыдущие статьи из серии. Пожалуйста, ознакомьтесь с ними по ссылкам ниже, а затем возвращайтесь вместе с нами размышлять на тему волатильности цены Биткойна, чем она вызвана или так ли это страшно, как об этом говорят?

Оглавление

Внезапно — Часть 1: Биткойн, а не блокчейн
Внезапно — Часть 2: Вот что решает Биткойн
Внезапно — Часть 3: Биткойн не такой уж и медленный
Внезапно — Часть 4: Биткойн не расточает энергию

Продолжение следует…

Вам приходилось слышать от уважаемых вами людей, что Биткойн совершенно бессмыслен? Возможно, вы увидели, как цена BTC экспоненциально росла и затем обвалилась. Вы списываете его со счетов, верите, что ваш друг прав, какое-то время ничего о Биткойне не слышите и думаете, что он умер. Но спустя несколько лет вдруг оказывается, что биткойн не умер и его стоимость стала намного выше. И вы начинаете задумываться, не ошибался ли ваш друг-скептик.

Список скептиков в отношении Биткойна длинный и содержит много известных имён, но весь этот шум непосредственно содействует антихрупкой природе Биткойна. Люди, хранящие богатство в биткойнах, вынуждены задуматься о базовых принципах, чтобы понять характеристики биткойна, которые, на первый взгляд, противоречат общепринятому взгляду на деньги, что в итоге укрепляет их убеждения. Одна из таких часто критикуемых характеристик – волатильность биткойна. Скептики, включая центральных банкиров, часто повторяют, что биткойн слишком волатилен, чтобы быть средством сбережения, средством обмена и учётной единицей. Учитывая волатильность, зачем держать сбережения в биткойнах? И каким образом биткойн может быть эффективной транзакционной валютой для платежей, если его стоимость завтра может обвалиться?

В настоящее время главное применение биткойна не в качестве платёжного средства, а в качестве средства сбережения, и для тех, кто держит богатство в биткойнах, временной горизонт составляет не день, неделю, квартал или даже год. Биткойн – это долгосрочный сберегательный механизм, и стабильность стоимости биткойна будет достигнута лишь со временем, когда произойдёт массовое принятие. А пока волатильность – это естественная функция ценообразования, когда биткойн продвигается к монетизации и полному принятию. Биткойн также не существует в вакууме. Большинство людей и бизнесов держат не только биткойны, и наличие в портфеле множества активов приглушает волатильность какого-то одного из них.

Не волатильный ≠ средство сбережения

Справедливо будет сказать, что волатильность и средство сбережения часто ошибочно считают взаимоисключающими понятиями. Но на самом деле это определённо не так. Если актив волатилен, это не значит, что он будет неэффективным средством сбережения. И наоборот, если актив не волатилен, то он не обязательно будет эффективным средством сбережения. Доллар – наглядный пример: он не волатилен (по крайней мере сейчас), но является плохим средством сбережения.

«Волатильный не обязательно значит рискованный, и наоборот» – Нассим Талеб, «Рискуя собственной шкурой»

Федеральная резервная система (ФРС) очень эффективно медленно девальвировала доллар, но всегда помните: постепенно, затем внезапно. И не волатильный ≠ средство сбережения. Это критическое препятствие, с которым многие люди сталкиваются, рассуждая о биткойне как валюте, и в основном дело во временном горизонте. Когда центральные банкиры мира называют биткойн плохим средством сбережения и нефункциональной валютой, они рассуждают в днях, неделях, месяцах и кварталах, тогда как мы планируем на годы, десятилетия и поколения.

Несмотря на логические объяснения, волатильность часто ставит в тупик экспертов. Управляющий Банка Англии Марк Карни недавно прокомментировал, что Биткойн «пока не оправдал себя в плане традиционных аспектов денег. Он не является средством сбережения, потому что его цена сильно скачет. Никто не использует его как средство обмена» (см. здесь). Европейский центральный банк (ЕЦБ) также рассуждал в Твиттере, что биткойн «не валюта», отметив, что он «очень волатилен», и при этом заверив всех, что может «создавать» деньги для покупки активов, – а ведь именно из-за этой функции его валюта теряет стоимость и является плохим средством сбережения.

Источник: Твиттер

Здесь налицо недостаточный самоанализ, но Марк Карни и ЕЦБ не одиноки. От бывших председателей ФРС Бернанке и Йеллен до нынешнего министра финансов США Мнучина и самого президента Трампа – все они высказывали мнение, что биткойн несостоятелен как валюта (или средство сбережения) из-за волатильности. Похоже, никто до конца не понимает, или по крайней мере не признаёт, что биткойн – это прямая реакция на системную проблему создания денег правительствами посредством центральных банков или что волатильность биткойна – необходимая и здоровая функция ценообразования.

Но, к счастью для всех нас, биткойн не слишком волатилен, чтобы быть валютой, и часто «эксперты» вовсе не являются экспертами. Если отложить в сторону логику, эмпирические свидетельства показывают, что биткойн, несмотря на волатильность, в долгосрочной перспективе зарекомендовал себя как превосходное средство сбережения. Каким же образом такой актив, как биткойн, может одновременно быть очень волатильным и выступать эффективным средством сбережения?

Стоимостная функция Биткойна

Рассмотрим, почему существует фундаментальный спрос на биткойн и почему его волатильность естественна. Биткойн ценен, потому что его предложение фиксировано, и по той же причине он волатилен. Фундаментальный движитель спроса на биткойн – его редкость. Децентрализация и цензуроустойчивость подкрепляют надёжность редкости биткойна (и фиксированного расписания предложения), что является основой свойства биткойна как средства сбережения.

Цикл ценности Биткойна. Источник изображения: Unchained Capital

Предложение Биткойна не реагирует на рост спроса, потому что его расписание фиксировано. Несовпадение темпа роста спроса (варьирующегося) и предложения (фиксированного) в сочетании с несовершенным знанием участников рынка вызывает волатильность как функцию ценообразования. Как пишет Нассим Талеб в статье «Чёрный лебедь из Каира»: «Вариация – это информация. Когда нет вариации, нет и информации». Несмотря на волатильность, рост стоимости Биткойна сообщает информацию: вариация – это информация. Из-за роста стоимости (связанного с вариацией) Биткойн становится актуальным для новых пулов капитала и новых игроков, что вызывает новую волну принятия.

Волны принятия и волатильность

Распространение знаний и инфраструктура способствуют волнам принятия, и наоборот. Это благоприятная петля обратной связи, являющаяся функцией времени и стоимости. Когда стоимость растёт, биткойн привлекает внимание намного большей аудитории потенциальных пользователей, которые начинают им интересоваться. Точно так же растущий в стоимости актив привлекает капитал, не только вкладываемый в него, но также направляемый на расширение инфраструктуры (обменные площадки, кастодиальные решения, платёжные уровни, оборудование, майнинг и т. д.). Развитие понимания Биткойна – это медленный процесс, как и создание инфраструктуры, но и то, и другое, способствует принятию, которое ещё больше распространяет знания и оправдывает дополнительную инфраструктуру.

Знания  →  Инфраструктура  →  Принятие  →  Стоимость  →  Знания  →  Инфраструктура

Сейчас Биткойн всё ещё находится на раннем этапе, и текущее принятие, вероятно, составляет <1% от того, какое будет в итоге. В обозримом будущем его принятие будет многократно расти, пока у него не будет миллиарда пользователей, что будет и дальше вызывать существенную волатильность. Однако с каждой волной принятия стоимость биткойна также будет всё выше из-за более высокого базового спроса. Волатильность биткойна начнёт падать, когда база держателей достигнет зрелости и темпы принятия стабилизируются. Другими словами, чтобы у биткойна был миллиард пользователей, принятие должно вырасти примерно в 20 раз, но следующие 100 млн пользователей будут представлять рост базы лишь на 10%. При этом предложение биткойна будет придерживаться фиксированного расписания. Пока принятие будет расти большими темпами, волатильность неизбежна, но она будет естественным образом постепенно снижаться.

Как объяснил Виджай Бояпати в подкасте Стефана Ливеры, «экономисты от истеблишмента высмеивают волатильность биткойна, словно что-то, что только что появилось, может за одну ночь стать стабильной формой денег; это нелепо». То, что происходит от одной волны принятия к другой, – это естественная функция ценообразования, так как рынок сходится к новому равновесию, которое не может быть статично. В ажиотажных циклах биткойна рост, падение, стабилизация и рост происходят почти ритмично. Это также естественно объясняется спекулятивным страхом, за которым следует накопление фундаментальных знаний и добавление новой инфраструктуры. Рим строился не один день. Волатильность и ценообразование – неотъемлемые составляющие процесса становления Биткойна.

Историческая волна принятия

Чтобы более наглядно объяснить связь между волатильностью и стоимостью, будет полезно рассмотреть последнюю волну принятия – с конца 2016 г. по настоящее время (2019 г.).

Хотя принятие невозможно точно количественно измерить, грубой, но справедливой оценкой будет увеличение принятия Биткойна с 2016 г. по настоящее время с ~5 млн до ~60 млн пользователей (рост спроса в 12 раз), тогда как предложение за тот же период увеличилось лишь примерно на 10%. И естественно, что информация и капитал участников рынка существенно варьируются. Большая волна принятия сопровождалась фиксированным расписанием предложения. Чего стоит ожидать, когда спрос растёт во много раз, а предложение – лишь на 10%? И что будет происходить, если знания и капитал новых участников естественным образом сильно варьируются?

Вполне логичным результатом будет рост волатильности и конечной стоимости, если хотя бы небольшой процент новых участников превратится в долгосрочных держателей (что и произошло). Новые пользователи, изначально покупавшие биткойн во время его астрономического роста, постепенно накапливают знания и превращаются в долгосрочных держателей, стабилизируя базовый спрос и способствуя намного более высокой конечной стоимости в сравнении с предыдущим циклом принятия.

Учитывая ранний этап становления, совокупное богатство, хранимое в биткойнах, всё ещё сравнительно небольшое (~$200 млрд), что позволяет темпам обмена между предельными покупателями и продавцами (ценообразование) представлять существенный процент от базового спроса (волатильность). С ростом базового спроса темп обмена начнёт представлять всё меньший процент базы, так что по прошествии нескольких циклов принятия волатильность снизится.

Управление волатильностью

Источник фотографии: Unsplash

Если мы можем принять то, что волатильность биткойна естественна и здорова, то почему текущая волатильность не препятствует принятию, необходимому для превращения биткойна в устойчивую форму денег? Всё дело в диверсификации, теории распределения портфеля и временном горизонте. Существует глобальная сеть (Биткойн), посредством которой можно перевести средства по коммуникационному каналу кому угодно в любую точку мира, и сейчас её общая стоимость меньше $200 млрд. С другой стороны, один только Facebook стоит больше $500 млрд. Активы американских домохозяйств оцениваются в $125 трлн (см. здесь, с. 138).

Волатильность Биткойна теоретически могла бы представлять проблему, если бы он существовал в вакууме. Но в реальном мире это не так. Диверсификация принимает форму реальных производственных активов, а также других денежных и финансовых активов, что смягчает влияние текущей волатильности биткойна. Также существует асимметрия информации, и те, кто понимает Биткойн, также понимают, что в своё время поспеет подмога. Данные концепции очевидны тем, кто держит биткойны и активно учитывает его волатильность в кратко- и долгосрочном планировании, но, судя по всему, не так очевидны скептикам, которым сложно понять, что принятие Биткойна не означает «всё или ничего».

Хотя Биткойн будет наращивать свою долю в глобальной конкуренции средств сбережения из-за его лучших денежных свойств, функция экономики – накапливать капитал, улучшающий нашу жизнь, а не деньги. Деньги всего лишь экономический товар, делающий возможным координирование по накоплению этого капитала. Поскольку Биткойн – фундаментально лучшая форма денег, его покупательная способность относительно худших денежных активов (и денежных суррогатов) будет расти, и он будет завоёвывать всё большую рыночную долю в функции экономического координирования, несмотря на то что сегодня он менее функционален в качестве транзакционной валюты.

Биткойн также, вероятно, будет способствовать дефинансиализации глобальной экономики, но он не упразднит ни финансовые, ни реальные активы. В процессе его монетизации эти активы будут продолжать представлять диверсификацию, смягчающую ежедневную волатильность биткойна.

Хотя не исключена и неудача и неизбежны существенные спады, каждый день, когда Биткойн не потерпел крах, его выживание становится всё более вероятным (эффект Линди). При этом, стоит отметить, что инвестиции в Биткойн на протяжении 90% его истории существования принесли прибыль, даже с учётом недавнего падения с 11000 до 8000 долларов. И со временем, когда стоимость и ликвидность биткойна увеличатся благодаря его фундаментальным преимуществам, также увеличится его покупательная способность относительно реальных товаров, но так как его покупательная способность будет представлять всё большую и большую долю экономики, его волатильность относительно других активов пропорционально уменьшится.

К чему придём

Источник иллюстрации: БитНовости

Биткойн со временем станет транзакционной валютой, но пока будет намного логичнее тратить обесценивающийся актив (доллары, евро, иены, золото) и копить актив, растущий в цене (Биткойн). Экономистам от истеблишмента и центральным банкирам действительно сложно это понять, но я отклоняюсь от темы. На пути биткойна к полной монетизации средство сбережения по логике должно быть первой фазой, и биткойн, несмотря на волатильность, превосходно зарекомендовал себя как средство сбережения. Когда принятие достигнет зрелости, волатильность естественным образом уменьшится и биткойн всё больше будет превращаться в средство непосредственного обмена.

Представьте себе человека или бизнес, запрашивающих биткойны в обмен на товары или услуги. Такие люди и бизнесы представляют тех, кто определил, кто биткойн сохранит свою стоимость в определённом временном горизонте. Если бы они не верили в фундаментальный аргумент спроса на биткойн как средство сбережения, зачем им обменивать на него реальные товары и услуги? Биткойн превратится в транзакционную валюту, только когда его ликвидность постепенно перейдёт с других денежных активов на товары и услуги, что произойдёт на пути к массовому принятию. Это не будет молниеносный или бинарный процесс. На более стандартном пути принятие способствует инфраструктуре, а инфраструктура – принятию. Транзакционная структура уже создаётся, но более существенные инвестиции будут в приоритете, только когда достаточное число людей пример биткойн как средство сбережения.

В конечном счёте, отсутствие у биткойна обязательной ценовой стабильности и его фиксированное предложение будут и дальше вызывать краткосрочную волатильность, способствуя при этом долгосрочной стабильности цены. Такая модель в буквальном смысле противоположна той, которой придерживаются Марк Карни из Банка Англии, ЕЦБ, ФРС и Банк Японии. И именно поэтому Биткойн антихрупкий: здесь нет дотаций проблемным банкам, и этот рынок свободен от моральных рисков, что способствует максимальной подотчётности и долгосрочной эффективности. Центральные банки управляют валютами, чтобы приглушить краткосрочную волатильность, что создаёт нестабильность, ведущую к долгосрочной волатильности. Волатильность биткойна – естественная функция денежного принятия, и эта волатильность в конечном счёте укрепляет устойчивость сети Биткойна, способствуя долгосрочной стабильности. Вариация – это информация.

Нассим Талеб и Марк Блайт («Чёрный лебедь из Каира»):

«Сложные системы, искусственно подавляющие волатильность, обычно становятся чрезвычайно хрупкими, при этом не обнаруживая видимых рисков».

«Таково одно из свойств жизни: не бывает свободы без шума – и стабильности без волатильности».

Бен Бернанке, председатель ФРС во время большого финансового кризиса:

«ФРС на данный момент не прогнозирует рецессию». – 10 января 2008 г.

«Риск того, что экономика вошла в существенный спад, за последний месяц, судя по всему, снизился». – 9 июня 2008 г.

Не забывайте, эта серия статей ещё далеко не закончена. Читайте БитНовости, не пропускайте следующие части. Впереди ещё много интересного.

Источник: bitnovosti.com

Оставьте ответ